Меню

Всплывающая спасательная камера на подводной лодке



Всплывающая спасательная камера на подводной лодке

Гибель «Комсомольца» — много большее, чем катастрофа подводной лодки. Это лебединая песня советской подводной армады. Это предвестник незамедлившего краха режима партийной диктатуры, которая спустя два года рухнула с грохотом «железного занавеса», отозвавшегося в Москве лязгом танковых гусениц в дни августовского путча.

В трагедии «Комсомольца» немало тайн. Одна из них — ВСК, всплывающая спасательная камера.

Спустя четыре года после гибели в море капитана 1 ранга Ванина вдова командира атомной подводной лодки «Комсомолец» узнала, что тело мужа подняли вместе со спасательной камерой, которая затонула рядом с атомариной. Она бросилась в Петербургский порт узнавать, когда придет экспедиционное судно. Увы, Валентине Ваниной пришлось пережить еще один удар: ей сообщили, что трос, на котором поднимали титановую капсулу, оборвался и спасательная камера вместе с телами Ванина и еще двух подводников снова легла на дно Норвежского моря. Навсегда?

Пожар на сверхглубоководной атомной подводной лодке К-278 («Комсомолец») начался на глубине 457 метров в 11 часов утра 7 апреля 1989 года. После ожесточенной, но безуспешной борьбы за живучесть капитан I ранга Ванин приказал покинуть отсеки и всем собраться в ограждении мостика. К этому времени атомарина давно уже всплыла, но положение ее с каждой минутой становилось все более угрожающим: кормовая оконечность на глазах уходила в воду, а нос вздымался все выше и выше. Весь экипаж поднялся наверх, в ограждение мостика. Командир спустился в лодку, чтобы поторопить оставшихся в отсеках и лично убедиться, что все моряки покинули отсеки.

Тут нужно сказать вот что: войти в подводную лодку или выйти из нее можно было только через спасательную всплывающую камеру. Эта довольно обширная стальная капсула, выдерживающая давление предельной глубины погружения, была рассчитана на спасение всего экипажа. Если бы лодка затонула и легла на грунт, то все шестьдесят девять человек сумели бы разместиться в камере, усевшись по кругу в два яруса, тесно прижавшись друг к другу. После чего механики отдали бы крепление, и камера, словно огромный воздушный шар, взмыла бы сквозь морскую толщу на поверхностьэ Но все произошло иначеэ

Ванин проскользнул по вертикальному многометровому трапу в центральный пост. В покинутых экипажем отсеках оставалось еще пятеро: капитан 3 ранга Испенков, проверявший дизель-генератор, командир дивизиона живучести капитан 3 ранга Юдин, мичманы Слюсаренко, Черников, Краснобаев.

Все, кроме Испенкова (в грохоте дизель-генератора он не услышал команды выйти наверх), полезли по трапу через всплывающую камеру. И тут подводная лодка стала тонуть. Сначала она вздыбилась почти вертикально, и все, кто был в этот момент на трапе, посыпались вниз — в камеру. В следующие секунды атомарина пошла вниз, под воду — с открытым верхним рубочным люком.

Не камнем — сухим листом уходил «Комсомолец» в бездну. Отваленные рули глубины под напором набегающего потока выводили вверх то нос, то корму. На этих дьявольских качелях неслись в полуторакилометровую глубину шесть живых пока еще душэ

Мичман Слюсаренко влез в камеру последним. Точнее, его туда втащили под мышки. Сквозь дымку не рассеявшейся еще гари он с трудом различил лица Ванина и Краснобаева — оба сидели на верхнем ярусе у глубиномера. Внизу командир дивизиона живучести Юдин и мичман Черников тащили изо всех сил линь, подвязанный к крышке люка, пытаясь подтянуть ее, тяжеленную — в четверть тонны, как можно плотнее. В отличие от верхнего люка с накидной крышкой нижняя откидывалась, и потому задраить ее было куда труднее. Сквозь все еще не закрытую щель в камеру с силой шел воздух, выгоняемый водой из отсеков, он надувал титановую капсулу, будто мощный компрессор. С каждой сотней метров давление росло, так что вскоре камеру заволокло холодным паром, а голоса у всех стали писклявыми. Все-таки крышку втянули и стали обжимать кремальеру, чтобы как можно плотнее закрыть люк.

Безлюдная, лишь с трупами на борту, с затопленными отсеками атомная подводная лодка завершала свое последнее погружение.

Мичман Черников читал вслух инструкцию по отделению камеры от корпуса. Она висела в рамочке, и мичман читал ее, как чудотворную молитву: «эОтдатьэОткрытьэ Отсоединитьэ». Но стопор не отдавался. Юдин и Слюсаренко в дугу согнули ключ. Сильное обжатие корпуса заклинило стопор.

Гибнущая атомарина цепко держала последнее прибежище жизни на своем борту. Глубина стремительно нарастала, а вместе с ней и чудовищное давление. Щипцы, сжимающие орех, рано или поздно сломают скорлупу. Спасательная камера превратилась в камеру смертников.

Корпус лодки содрогнулся — вода ворвалась в последний отсек. Падение в тартарары ускорилось еще больше.

— Всем включиться в аппараты ИДА! -крикнул Юдин. На такой глубине они бы никого не спасли, родные «идашки». Но Слюсаренко и Черников скорее по рефлексу на команду, чем по здравому разумению, навесили на себя нагрудники с баллончиками, продели головы в «хомуты» дыхательных мешков, натянули маски и открыли вентили кислородно-гелиевой смеси. Это их и спасло, потому что в следующую секунду Юдин, замешкавшийся с аппаратом, вдруг сник, осел и без чувств свалился в притопленную шахту нижнего люка. Оба мичмана тут же его вытащили и уложили на сиденья нижнего яруса. Комдив еще был жив — хрипел.

Читайте также:  Резинка лодка четырехместная под мотор

— Помогите ему! — приказал Ванин.
Слюсаренко стал натягивать на него маску, но сделать это без помощи самого Юдина было весьма непросто. Вдвоем с Черниковым они промучились с маской несколько минут, пока не поняли, что пытаются натянуть ее на труп. Тогда они подняли головы и увидели, что командир Ванин сидит, ссутулившись на верхнем ярусе, и хрипит точно так же, как только что бившийся в конвульсиях Юдин. Рядом с ним навсегда прикорнул техник-вычислитель мичман Краснобаев.

— Если бы Юдин не крикнул: «Включиться в аппараты ИДА!» — рассказывал потом Слюсаренко, — я бы ничего не сделал, рукой бы не пошевелил — одурел от дыма и погиб бы. Но он крикнул, и я, как робот, стал делать все, чему учили на тренировках, но кое-что перепутал.

Рядом мичман Черников хладнокровно надевал все по порядку. Но вот судьба. Он погиб, хотя все правильно сделал. А Слюсаренко выжил.

— Одну из «идашек» я тут же раскрыл, — вспоминал Слюсаренко, — и попытался надеть на командира. Но опять подвела неудобная маска — очень плохая конструкцияэ

Позже медики придут к выводу, что все трое — Юдин, Ванин, Краснобаев — умерли от отравления окисью углерода. Камера была задымлена, а угарный газ под давлением умерщвляет в секунды.

И все же чудо случилось: камера вдруг оторвалась и полетела вверх, пронзая чудовищную водную толщу. Она неслась ввысь, как сорвавшийся с привязи аэростат.

— Что было дальше, помню с трудом, — продолжал свой рассказ Слюсаренко. — Когда выбросило на поверхность, давление внутри камеры так скакнуло, что вырвало верхний люк. Ведь он был только на защелке. Я увидел, как мелькнули ноги Черникова — потоком воздуха его вышвырнуло из камеры. Следом выбросило меня, но по пояс. Сорвало об обрез люка баллоны, воздушный мешок, шланги.

Черникову пришлось хуже — о закраину люка ему снесло полчерепа. Слюсаренко спасло то, что он неправильно надел свой аппарат и потому держал свой дыхательный мешок в руках. С ним, послужившим ему спасательным кругом, его и подняли из воды рыбаки. Слюсаренко — единственный в мире человек, которому удалось спастись с километровой глубины. Камера же продержалась на плаву секунд пять-семь. Реактивная сила от вырвавшейся из люка воздушной струи притопила титановое яйцо, вода хлынула в распахнутый люк, и ВСК ушла в глубины Норвежского моря. Она и сейчас там лежит, став подводным саркофагом командиру атомарины иэ гигантским яблоком раздора. Раздора между теми, кто строил чудо-корабль XXI века, и теми, кто его эксплуатировал.

Сразу же после катастрофы «Комсомольца» ВСК поспешили объявить «камерой-убийцей»: де не только не спасла экипаж, но и погубила пятерых из шести спасавшихся в ней. Этот черный ярлык, приклеенный к всплывающему отсеку, не снят до сих пор. Между тем речь идет о весьма гуманном изобретении, замечательно воплощенном в металле. Будь оно внедрено на флоте пораньше, удалось бы спасти экипаж (68 человек) подводной лодки С-80, затонувшей в Баренцевом море. Она бы, ВСК, и всех «комсомольцев» спасла, если бы — да простится сила заднего ума — весь экипаж заблаговременно разместился в капсуле, рассчитанной на 70 человек. Нет никаких сомнений, что камера осталась бы на плаву, если бы в нее не набрали при аварийном всплытии тонну воды, если бы верхний люк был задраен, как положено, на кремальерный запор. Но даже без этих «если» она спасла живую душу, чем уже оправдала все затраты на свое строительство, ибо человеческая жизнь, как принято у нас считать, дороже металла. Те же, кто погиб в ВСК, погибли, и это установили специалисты, не по вине камеры, а по собственной нерасторопности — не успели надеть изолирующие дыхательные аппараты.

Однако кому-то было выгодно считать ВСК «камерой-убийцей», сваливая всю вину за трагедию «Комсомольца» на его создателей. Тем более что концы этой вины в прямом смысле слова упрятаны в воду.

Много лет не затихают споры — кто прав, кто виноват, не затихает и следствие «по факту гибели АПЛ К-278», которое ведется вот уже восьмой год.

В начале девяностых годов решено было извлечь «концы из воды» — поднять камеру с глубины 1650 метров. Инженерная задача архисложная. Тем не менее с ней почти что справились: то есть нашли иголку в сене — точечный объект в бескрайнем море, сумели продеть «нитку»-трос в «игольное ушко» — в распахнутый люк камеры, сумели раскрыть внутри капсулы закладное устройство — зацеп наподобие зонтика-автомата, сумели оторвать ВСК от грунта и поднять на 200 метров, но лопнул трос — и отсек «Комсомольца» упал на еще большую глубину — 1750 метров.

Носовая часть АПЛ «Комсомолец».

Председатель благотворительного общества «Память «Комсомольца» Герой Советского Союза вице-адмирал Е. Чернов считает, что отрицательный исход этой операции был предопределен заранее, для чего и трос выбрали тоньше, чем нужно, и поднимали многотонный груз, заведомо зная, что на динамическом рывке (удар волной под корму судна-подъемника) трос оборвется. Что и произошло на самом деле.

Читайте также:  Лодочный винт к бензопиле

— Существовал и существует альтернативный план подъема ВСК, — утверждает Е. Чернов. — Он разработан Петербургским государственным морским техническим университетом. Суть его в поэтапной подводной буксировке объекта на мелководье. Именно так была поднята несравнимо более тяжелая подводная лодка С-80 в 1972 году. То, что проделали в августе 93-го горе-эпроновцы из СКБ «Рубин», было лишь имитацией подъема. Большим флотским начальникам выгоднее прятать «камеру-убийцу» на дне Норвежского моря, чем представить ее на обозрение специалистов. Ведь от их окончательного решения может зависеть исход следствия.

Так или иначе камеру поднимать будут. На сей раз эту задачу возложили на нейтральное министерство — МЧС. Определен и срок работ — 1998 год.

Помимо всех технических и следственных аспектов этой проблемы существует моральный: поднятый и поставленный на постамент осколок уникального корабля, шедевра подводного судостроения ХХ века, должен стать памятником мужеству военных моряков и новаторству инженеров. И не надо надпись придумывать — вернуть ту, что осталась на другом памятнике за границей ближнего зарубежья — в Таллине: «Россияне не забывают своих героев-мучеников».

Николай ЧЕРКАШИН,
наш спец. корр.
Москва-Санкт-Петербург

Источник

Вопросы выживаемости в субмарине: как спасаются экипажи подлодок

Большинство современных субмарин спроектированы так, что в случае заполнения основных балластных цистерн водой они сохраняют плавучесть. Если подводная лодка не в состоянии продолжать движение, она все равно должна обладать возможностью всплытия. Но если большое количество воды попадет внутрь субмарины, то рано или поздно спасти ее от погружения на дно, от воздействия огромного давления, будет уже нереально.

Жизнь экипажа становится главной ценностью

Специалисты называют несколько самых опасных событий при неуправляемом погружении подводной лодки: заполнение субмарины водой, рост давления, изменение температуры, токсичность воздуха, выход из строя систем жизнеобеспечения корабля. Перечисленные риски прямо влияют на допускаемую продолжительность нахождения экипажа на борту субмарины.

На заре истории подводного флота экипажи субмарин фактически были «смертниками»: погибало огромное количество моряков-подводников. Так, во время Второй мировой войны единственным способом спастись с тонущей подлодки оставался торпедный аппарат, однако это было не так просто. Чаще моряки попросту гибли.

Сейчас очень важно сохранить жизни и здоровье членов экипажа, поэтому и уделяется столько внимания вопросам выживаемости на подлодке. Проще не допустить критическую ситуацию, чем пытаться ее исправить, поэтому вооружению, скрытности, системам радиоэлектронной борьбы, навигации уделяется особое внимание уже при конструировании субмарин. Отдельно предусматривается возможность эвакуационных мероприятий.

Отсеки для эвакуации размещают в носу или корме субмарины, где и находится специальное оборудование, которое будет использоваться в случае возникновения аварийной ситуации. Это сигнальные средства, средства подачи кислорода и поглощения углекислого газа, индивидуальные аварийные радиомаяки, спасательные гидрокостюмы, оборудование для приема аварийных капсул жизнеобеспечения и т.д.

Всплывающие спасательные камеры

Одно из важнейших средств повышения выживаемости экипажа в критических ситуациях – камера выживания подводной лодки. В России такая камера впервые была испытана в 2014 году: помимо команды из 5 испытателей в камеру поместили балласт, равный суммарному весу экипажа подводной лодки.

Всплывающими спасательными камерами сегодня оборудуют все современные и строящиеся российские субмарины. Это изобретение советских конструкторов действительно бесценно: ВСК может сохранить жизнь всех членов экипажа подводной лодки.

Однако, как показала трагедия на атомной подводной лодке К-278 «Комсомолец» в 1989 году, и ВСК не панацея: камера затонула, что привело к гибели многих членов экипажа.

12 августа 2000 года затонула атомная подводная лодка «Курск». Ей также не помогло наличие всплывающей спасательной камеры. Однако при испытании новой ВСК на атомной подводной лодке «Северодвинск» были показаны очень хорошие результаты: всплытие заняло всего 10 секунд. Участники испытания сравнили свои ощущения во время всплытия с подъемом на обычном лифте.

В современной ПЛ «Юрий Долгорукий» ВСК размещается позади ракетного отсека. Внутри камеры – пронумерованные места, закрепленные за каждым членом экипажа и индивидуальные запасы питья и продовольствия из расчета на несколько дней.

Запасы продовольствия и специальные плоты

В каждом отсеке современной российской ПЛ также находится аварийный запас продовольствия из расчета на неделю. Каждый моряк также имеет портативный дыхательный аппарат для действия в первые минуты пожара или появления токсичных веществ в воздухе. Задача в критической ситуации – подключиться к резервной дыхательной системе подводного корабля.

Также на подлодках находятся специальные плоты, рассчитанные каждый на 20 членов экипажа. Каждый плот оборудован необходимыми для выживания в океанских условиях приспособлениями: нишами для сбора дождевой воды, рыболовными снастями.

Говоря о выживаемости в современной субмарине, нельзя не затронуть и психологические аспекты, так как никакое современное оборудование и средства эвакуации не заменят слаженность и выдержку экипажа. Несмотря на постепенную автоматизацию и внедрение робототехники, человеческий фактор остается определяющим.

Так, военные психологи НАТО, изучая опыт применения экипажей ПЛ во время боевых действий в Персидском заливе, поняли важность специальной психологической закалки экипажей перед выполнением боевых задач. При этом психологический комфорт экипажа в значительной степени зависит и от бытовых условий, которые созданы на субмарине.

Источник

Всплывающая спасательная камера

Оказалось, я не совсем правильно представлял себе, что такое Всплывающая спасательная камера (ВСК) на подводной лодке. Хотя это спасательное средство работало и на «Комсомольце», было и на «Курске», сам механизм работы и как это выглядит прошел мимо меня.

Читайте также:  Прицеп универсальный для лодок пвх

Давайте рассмотрим этот элемент подводной лодки подробнее…

В годы Второй мировой войны и десятилетие после нее если субмарина терпела аварию и ложилась на грунт на глубине до ста метров, спастись можно было только покинув лодку через торпедный аппарат. При этом должен был остаться один член экипажа, который обеспечивал выход других подводников, но сам спастись не мог. Впоследствии были разработаны более эффективные средства спасения, например, специальные спасательные подлодки и батискафы, но лишь советские конструкторы смогли придумать всплывающую спасательную камеру (ВСК), которая могла сохранить жизнь всему экипажу.

Инженеры спроектировали ВСК в рубке, фактически сделав её составной частью подлодки, что лишь немного увеличило размер рубки субмарины, не нарушая плавности обводов корабля и не влияя на его мореходные качества. К сожалению, ещё в советское время пришлось испытать всплывающую спасательную камеру не на учениях, а при весьма трагических обстоятельствах. 7 апреля 1989 года в седьмом отсеке атомной подводной лодки К-278 «Комсомолец», находящейся в Норвежском море, произошел пожар, который начал быстро распространяться по другим отсекам субмарины. Лодка всплыла, но справиться с огнем не удалось, более того, пожар вывел из строя системы жизнеобеспечения, и судно начало принимать воду.

Командиром «Комсомольца» Евгением Ваниным был отдан приказ команде покинуть корабль, а сам он спустился обратно в лодку за оставшимися членами экипажа. В этот момент «Комсомолец» начал тонуть. Найдя четырех членов экипажа и отправив их в всплывающую спасательную камеру, Ванин приказал отсоединить её от корпуса, но сделать это не удалось. Ситуацию усугублял тот факт, что в ВСК попали продукты горения, давление внутри камеры было выше допустимого, и только после того, как «Комсомолец» опустился на глубину более километра, и произошло частичное разрушение лодки, ВСК отстыковалась и всплыла. К тому времени три члена экипажа, включая командира, находились без сознания, так как не воспользовались индивидуальными приборами дыхания. При открытии люка на поверхности избыточное давление сорвало его и выкинуло в море одного подводника, второй смог выбраться самостоятельно, но буквально за несколько секунд ВСК набрала воды и затонула, унеся на дно капитана и двух моряков.

Для экипажа «Комсомольца» затопление ВСК имело трагические последствия: морякам пришлось немало часов провести в ледяной воде, ожидая прибытия спасателей, которых многие так и не дождались, утонув или умерев от переохлаждения. Но если бы ВСК отстыковалась от лодки и всплыла в штатном режиме, то экипаж мог бы перебраться на неё и спокойно дожидаться спасателей. Так как этого не произошло, из 69 членов экипажа погибли 42, большинство в холодной воде, ожидая спасения. Тем не менее, всплывающая спасательная камера свое предназначение частично выполнила, спася с глубины более одного километра двоих членов экипажа.

В настоящее время атомная подводная лодка К-278 «Комсомолец» лежит на глубине более 1700 метров, и долгие годы решается вопрос о её подъеме. Несколько дней назад норвежский Институт морских исследований провел очередное обследование затонувшей субмарины и перепугал мировую общественность заявлением, что радиационный фон около лодки превышен в 100 тысяч раз. Затем была названа цифра превышения фона в 800 тысяч раз, и хотя норвежцы всех успокоили, сказав, что такой фон зафиксирован лишь в непосредственной близости от подлодки и он ничем не угрожает ни морским обитателям, ни людям, ясно, что нахождение на дне ядерного реактора рано или поздно может закончиться экологической катастрофой. Усугубляет ситуацию ещё и то обстоятельство, что на «Комсомольце» имеются две торпеды с ядерной боевой частью, которые также подвержены коррозии. Так что с затонувшей лодкой однозначно надо что-то делать в обозримом будущем, иначе Норвежское море может стать морским аналогом Чернобыля и Фукусимы.

В 1993 году была предпринята попытка подъема всплывающей спасательной камеры «Комсомольца», где остались три члена экипажа. ВСК удалось поднять над дном на 200 метров, но нагрузка на трос оказалась такой сильной, что он не выдержал и лопнул. Так что ВСК до сих пор находится на дне Норвежского моря и неизвестно, когда будет поднята и будет ли поднята вообще.

К сожалению, не помогла ВСК и экипажу атомной подводной лодки «Курск», которая погибла 12 августа 2000 года. Судя по всему, разрушения лодки было таким масштабным, что уцелевшие члены экипажа просто не смогли добраться до ВСК. Хотя лодка затонула на относительно небольшой глубине и всплыть в спасательной камере можно было без особых проблем.

Из последних примеров использования всплывающих спасательных камер можно отметить проведенные в ноябре 2014 года испытания данного спасательного средства. Атомная подводная лодка «Северодвинск» проекта «Ясень» провела испытания ВСК, погрузившись на глубину 40 метров и отстыковав камеру с пятью членами экипажа и балластом, имитирующим вес экипажа подлодки. Камера без проблем всплыла на поверхность за десять секунд, а моряки сравнили всплытие с обыкновенным лифтом. Хочется верить, что использовать ВСК по прямому назначению нашим подводникам никогда не придется, однако в случае возникновения аварийной ситуации есть вполне реальный шанс спастись. Причем не отдельным подводникам, а всему экипажу.

Источник