Лодки по северному морскому пути

Возможен ли северный яхтенный туризм

18 сентября 2020

31 августа 2020 года парусная экспедиция на яхтах «Жемчужина» и «Сибирь» достигла Салехарда. Завершился самый сложный — морской этап путешествия: Архангельск — Нарьян-Мар — Харасавей — остров Белый — Сёяха — Новый Порт — Салехард. За 24 дня яхты прошли 3417 километров водного пути и пересекли Белое, Баренцево, Печорское, Карское моря. Публикуем дневник медиаволонтёра РГО Роберта Талипова, посвящённый этому этапу экспедиции.

22 августа. «Жемчужина» и «Сибирь» снова воссоединились в селе Новый Порт в южной части Ямала («Сибирь», учитывая почти штормовые условия и отсутствие основного якоря, опередила вторую яхту и ушла сразу до Нового Порта, а «Жемчужина» задержалась в поселке Сёяха, который расположен на 300 км севернее Нового Порта). Работы было невпроворот. Во-первых, в спокойной обстановке проверили и починили рулевой механизм на «Жемчужине». Во-вторых, загрузили на яхты топливо.

К полудню к яхтам подошла целая делегация местной администрации во главе с руководителем Сергеем Вячеславовичем Сеиным. Почти вся делегация была одета в национальные костюмы, а сопровождал их шаман в традиционной маске и с бубном. Согласно местным обычаям, хозяева встречали гостей строганиной, морошкой, голубикой и хлебом. Яхтсмены пригласили гостей осмотреть яхты. Они были удивлены, что на таких небольших судах моряки бесстрашно пересекают северные моря и даже океаны.

Затем яхтсмены посетили одну из главных достопримечательностей Ямала — «Мерзлотник», расположенный в самом центре Нового Порта.

08_22_10_50_32_novyy_port_prv.jpg

«Мерзлотник» — крупнейший в мире рукотворный холодильник в вечной мерзлоте. В 2007 году ему был присвоен статус объекта культурного наследия регионального значения. Уникальность этого сооружения в том, что его построили без привлечения тяжёлой техники — сотни спецпереселенцев, эвакуированных и ссыльных в послевоенные годы копали его кирками и лопатами. Естественный холодильник строился с 1953 по 1956 годы по проекту и под руководством ссыльного ленинградского инженера Густава Юльевича Бекмана.

Штольни хранилища имеют общую протяжённость до полутора километров, и более двухсот пещер могут вместить в себя до 2,5 тысяч тонн замороженной рыбы. Именно такие уловы за одну путину были в сороковых годах в Обской губе. Нынче же здесь единовременно хранится не более 300 тонн рыбы.

Упадок рыбного промысла в конце прошлого века практически привёл к вымиранию посёлка. И лишь после 2010 года, когда началась разработка крупнейшего на Ямале нефтегазового Новопортовского месторождения, посёлок стал возрождаться. К полутора тысячам населения села, 90% которого коренные ненцы, сегодня добавляются почти столько же вахтовиков — нефтяников, строителей и портовых рабочих.

В последние пять лет удаётся развивать социальную инфраструктуру посёлка. Здесь есть большой дом культуры, появились новая больница, детский сад и школа, крытый ледовый корт (всё построено «на вырост», с расчётом, что число жителей будет расти). Строятся дороги, благоустраивается сам посёлок, напротив памятника Густаву Бекману разбит сквер с фонарями и светодиодными «деревьями».

…Тепло попрощавшись с радушными хозяевами посёлка, экипажи яхт «Жемчужина» и «Сибирь» около трёх часов дня отдали швартовы. Оставался ещё один непростой отрезок пути по Обской губе, а далее, уже вдоль речных берегов — водная дорога в Салехард.

08_19_10_08_14_obskaya_guba_prv.jpg

23 августа. Яхтам предстояло пройти один из самых неспокойных участков Обской губы — Надымский бар. В этом месте южная часть губы расширяется за счёт залива в устье реки Надым и достигает 50 километров в ширину. Большие водные пространства позволяют ветру нагонять волну, а мелководье делает её высокой и крутой. В районе Надымского бара суда проходят по строго обозначенному бакенами фарватеру: он значится на картах, как «Надымская Обь». И чем ближе к устью Оби, тем интенсивнее становится судоходство.

«Жемчужина» и «Сибирь» успешно прошли Надымский бар и вошли в судоходную протоку Нареченская Обь. И только здесь рулевые яхт почувствовали, что море закончилось. Да и тундра в этих местах стала отступать. По берегам появились кустарники, кроме чаек, вокруг мачт закружили трясогузки и воробьи, у болотных зарослей можно было заметить лебедей, а на берегах восседали орланы-белохвосты. Многочисленные баржи везли вниз по реке щебень и трубы. Вскоре вдоль берегов стали появляться небольшие домики и чумы. Местное население ловило рыбу.

08_22_08_27_1_seyaha.jpg

Тут яхты столкнулись с явлением, которое можно назвать «селфи-пиратством». При виде диковинных для здешних мест парусных лодок, к ним от берегов устремились моторные лодки с целыми семьями аборигенов. Они объезжали яхты со всех сторон, делая фото и селфи на телефоны. Самые бесцеремонные со стуком притирались к борту своими металлическими лодками и, широко улыбаясь, расспрашивали, откуда и куда идут яхты. В свою очередь яхтсмены интересовались, какая рыба ловится и много ли её. «Чёрной рыбы много», — отвечали местные…

В районе крупного посёлка Салемал появились сотовая связь и мобильный интернет. Смартфоны, что были на яхтах, весело запиликали, принимая обновления социальных сетей и непрочитанные сообщения мессенджеров.

К вечеру было решено заночевать на якорях — двигаться в темноте по реке с интенсивным судоходством было опасно. Оставалось найти удобное место. Уже после заката у правого берега показался небольшой мысок, а за ним — небольшое углубление в берег. Судя по карте, глубина там была достаточной. Яхты благополучно «заякорились».

Пока не стемнело совсем, экипаж «Жемчужины» высадился на каменистый берег. Там, под невысокими елями и карликовыми берёзками росли подберёзовики и маслята — цель высадки «десанта». Грибы собирали уже в темноте, подсвечивая фонариком. Предусмотрительно захваченное с яхты ведро быстро заполнилось.

Читайте также:  Ручной винт на лодку пвх

08_30_08_15_20_gornoknyazevsk_prv.jpg

24 августа. Утро было хмурым. Но через пару часов туман рассеялся, и постепенно день стал солнечным и совсем тёплым. Левый берег Оби радовал глаз зарослями молодой берёзы, уже начинавшей принимать осенний «золотой» цвет. Оставалось не более десяти часов ходу до Салехарда.

Вскоре на высоком правом берегу Оби открылся вид на посёлок Аксарка, который издалека привлёк внимание голубыми куполами с золочёными маковками и крестами местной церкви. В порту посёлка стоял причальный дебаркадер, с барж велись погрузочно/разгрузочные работы.

Вкусно пообедав жареной картошкой с грибами, собранными накануне, команда занялась подготовкой к подходу в Салехард. Под краспицы подняли флаги партнёров экспедиции, а на борта и леера прикрепили баннеры.

…И вот на горизонте прямо по курсу появились силуэты десятков портовых кранов. Это был город Лабытнанги, крупнейший логистический узел Ямала, к которому подходит железная дорога. Он находится на левом берегу Оби, напротив Салехарда, и между городами постоянно курсируют речные паромы. Переправу со стороны Салехарда украшает огромная скульптура мамонта.

На подходе к порту Салехарда «Жемчужину» и «Сибирь» встретила парусная яхта. Управлял ею единственный пока в Салехарде энтузиаст паруса Герман Дмитренко. Остаток вечера экспедиция общалась с пограничниками и прессой.

08_27_19_11_1_salehard.jpg

28 августа. На десять утра была назначена встреча парусной экспедиции с представителями местных властей, правительством ЯНАО и журналистами. По традиции, встречающая сторона вручила экипажам яхт местные флаги — города Салехарда и ЯНАО, а руководитель экспедиции Глеб Плетнёв передал салехардцам капсулу с землёй с мест захоронения моряков Поморья, погибших в Арктике во время Великой Отечественной войны. Памятный подарок будет храниться на Аллее Славы Салехарда.

После торжественной встречи экипажи яхт посетили одно из самых исторически значимых мест Ямала — Обдорский острог.

Обдорский острог был заложен казаками Березовского воеводы Никиты Траханиотова в 1593 году и положил начало современному Салехарду. В конце XVI века был самым северным русским форпостом в Сибири. В 1635 году острог переименовали в Обдорскую заставу. Острог контролировал передвижение товаров в крупнейший центр ярмарочной торговли за полярным кругом — Мангазею. Крепость четырёхугольная, огорожена стоячим тыном с двумя смотровыми и двумя проезжими башнями.

Сегодня на Ямале реконструирован Обдорский острог, создан целый историко-архитектурный комплекс.

В «воеводской избе» за чаем участники парусной экспедиции пообщались с представителями Совета ветеранов города. Ветеранов интересовало, как моряки переносили трудности похода по северным морям: расспрашивали о походном быте и семьях, которые ждут дома. После встречи с ветеранами руководитель экспедиции Глеб Плетнёв ответил на многочисленные вопросы учеников кадетского класса одной из школ Салехарда, у которых в Обдорском остроге проходило занятие.

08_28_09_56_41_salehard_prv.jpg

29 августа. Утром Глеб Плетнёв, видеооператор и медиаволонтёр вместе с сотрудником ГБУ «Ямалтур» Германом Дмитренко осмотрели береговую линию, прилегающую к Салехарду. Несмотря на большое количество маломерного флота, здесь пока нет инфраструктуры для его обслуживания и, тем более, для развития парусно-гребных видов спорта. Между тем, Салехард фактически является водными воротами Обь-Иртышского бассейна в арктические моря — через Обскую губу в Карское, Печорское, Баренцево моря — и мог бы стать центром парусного туризма и спорта в Сибири.

Создание яхтенного клуба, специализированного причала, базы ремонта и зимовки яхт, совершающих походы по Оби в Арктику, дало бы толчок для развития малого бизнеса, основанного на обслуживании яхт и других маломерных судов. Это оживило бы и культурно-спортивную жизнь города и округа в целом.

В завершение дня яхтсменов пригласили посетить настоящий чум. Небольшое стойбище в туристических целях организовали местные жители недалеко от Салехарда. Там можно погрузиться в живой быт коренных жителей севера. Хозяева чума потчевали гостей традиционной строганиной, напоили ненецким чаем и рассказали, как устроена жизнь людей в тундре. Перед отъездом яхтсмены набрали грибов в окрестностях стойбища.

30 августа. В первой половине дня яхтсмены отправились за 12 км от Салехарда, чтобы посетить стоящий на берегу Оби древний посёлок Горнокнязевск. Здесь расположен природно-этнографический комплекс с жилыми и хозяйственными постройками аборигенов — «Княжьи Юрты». Один из главных экспонатов ансамбля — реконструкция избы остякских князей Тайшиных середины XIX века. Яхтсменов заинтересовали и работающие деревянные лодки местных рыбаков.

08_29_14_48_91_salehard_prv.jpg

«Северный яхтенный туризм скорее можно назвать экстремальным, — делится впечатлениями медиаволонтёр экспедиции Роберт Талипов. — Яхтинг по российской Арктике в корне отличается от парусных круизов по южным морям и даже европейскому побережью морей Северного Ледовитого океана. Мелководная прибрежная зона не имеет глубоких бухт. Как следствие, приходится совершать многодневные переходы до 300 и более километров без возможности укрыться от непогоды. Всё это требует подготовленного флота, тщательной навигационной, метеорологической и логистической поддержки маршрутов, высокой квалификации экипажей самих яхт и наличие технических средств: эхолокации, спутниковой связи, морской автоматической идентификационной системы (АИС), а также системы контроля пересечения границ Российской Федерации, чтобы согласовать движение с пограничными службами.

Яхтенный маршрут от Архангельска до Омска (в один конец) занимает два месяца, то есть всё короткое арктическое лето, свободное от льдов. Наличие на середине этого пути — в Салехарде — стоянки для маломерных судов дало бы возможность за один сезон совершать парусные экспедиции, спортивные регаты по арктическим морям. А сам Салехард мог бы стать центром парусного туризма и парусно-гребных видов спорта в Сибири и Заполярье. Создание здесь яхтенного клуба дало бы толчок для развития туристической инфраструктуры».

Парусная экспедиция на яхтах «Жемчужина» и «Сибирь» стартовала 1 августа 2020 года из Архангельска и завершится в Омске 30 сентября. Яхтенный поход организован ассоциацией «Кластер судостроения и производства морской техники Архангельской области» и Российским центром освоения Арктики (ЯНАО) при поддержке финансово-промышленной группы «Газпромбанк». РГО выступает партнёром проекта.

Читайте также:  Как называются части подводной лодки

Источник

Дневник парусной экспедиции на яхтах в Арктике. Часть I

8 сентября 2020

Субботним днём 1 августа от причала архангельского яхт-клуба «Норд» стартовала арктическая экспедиция, посвящённая 75-летию Победы. Две парусные яхты «Жемчужина» и «Сибирь» отправились по Северной Двине в Белое море, а затем по Северному морскому пути дошли до Салехарда, чтобы после небольшой передышки по Оби и Иртышу добраться до Омска.

«Наша цель — привлечь внимание к событиям Великой Отечественной войны в Арктике, — рассказывает руководитель похода Глеб Плетнёв, директор по развитию ассоциации «Кластер судостроения и производства морской техники Архангельской области». — Уже с сентября 1941 года бассейн Западной Арктики был прикрыт нашим флотом. Германия посылала сюда свои подводные лодки, чтобы разрушать инфраструктуру Севморпути и топить внутренние конвои. Наши корабли препятствовали этому и, конечно же, в ходе боевых действий несли потери.

В Белом, Баренцевом и Карском морях на местах гибели советских кораблей мы спустим на воду венки в память о погибших защитниках Севера. Кроме того, этот маршрут мы в перспективе рассматриваем и как туристический. Будем популяризировать арктическое мореплавание на парусных судах, создавать межрегиональный экспедиционный маршрут вдоль побережья Северного Ледовитого океана по объектам историко-культурного наследия российских северных районов, Ямала и Западной Сибири. В походе мы проверим наличие причалов и стоянок, где можно заправиться топливом и пополнить запаса провианта«.

Яхтенный поход организован ассоциацией «Кластер судостроения и производства морской техники Архангельской области» и Российским центром освоения Арктики (ЯНАО) при поддержке финансово-промышленной группы «Газпромбанк». РГО выступает партнёром проекта.

marshrut.jpg

Почему именно «Жемчужина» и «Сибирь»? Год назад обе эти лодки вышли из Омска в одно время, но каждая — со своим маршрутом и задачей. «Сибирь» намеревалась совершить кругосветку, а «Жемчужина» — просто дальний поход до Петербурга и обратно. Что получилось на деле: «Сибирь» дошла до Антарктиды, посетила российскую станцию «Беллинсгаузен». Но на обратном пути началась ковидная пандемия, все порты закрылись. Пришлось менять маршрут и возвращаться на родину. А «Жемчужина» сломалась в Белом море. И экипаж, не имея возможности оперативно починиться, принял решение оставить лодку на зимовку в Архангельске, чтобы по весне вернуться и подготовить её к обратному пути.

Надо сказать, что «Жемчужина» (впрочем, как и «Сибирь») — яхта не с верфи, это «самострой». Восемь лет Владимир Лаврентьевич Вакарин на небольшую зарплату и при помощи друзей строил в Омске свою 12-метровую «Жемчужину». И построил. И сходил на ней до Диксона. И вот теперь до Белого моря дошёл. Не в теплом и комфортном Средиземном море, сплошь утыканном маяками и яхтенными причалами-маринами, а по Карскому да Баренцеву. Мы иногда восхищаемся мужеством и отвагой древних рыбаков-поморов, ходивших на небольших кочах далеко в море. А вы посмотрите на карту: где Омск и где Архангельск. И нет у Лаврентьича на лодке ни чарт-плоттера, ни антенны спутниковой, ни авторулевого… Даже электролебёдки якорной нет.

3g6a9335.jpg

Пока «Жемчужина» зимовала в Архангельске и копила силы и средства для обратного похода в родной Омск, уже упомянутый мною Глеб Плетнёв — человек очень деятельный и блестящий знаток истории Русского Севера — предложил придать этому путешествию домой дополнительный смысл. Так родилась идея провести арктическую экспедицию в честь погибших во время войны моряков. И «Сибирь» подключилась к этому памятному походу.

Так сложился наш маленький караван, который 1 августа покинул Архангельск и двинулся вниз по Северной Двине, обозревая по правому берегу множество действующих и совсем заброшенных причалов лесопильных заводов — не зря в былые времена Архангельск называли «всесоюзной лесопилкой». Добавлю только, что лес здесь по-прежнему пилят. Хоть и меньшим количеством заводов, но в объёмах, потребных рынку.

На следующий день, 2 августа, отпраздновали годовщину образования Беломорской военной флотилии (БВФ). Именно в этот день в 1941 году народный комиссар Военно-морского флота СССР Николай Кузнецов подписал приказ о формировании БВФ с главной базой в Архангельске. Военная обстановка требовала выделить Белое море в отдельное направление. Германия перебросила в норвежский Киркенес соединение подводных лодок и открыла охоту на транспортные конвои, идущие из Атлантики в Мурманск и Архангельск. Под угрозой оказались наши транспорты в акваториях Белого, Баренцева и даже Карского моря. Вражеские субмарины атаковали военные и гражданские суда, минировали места наиболее активного судоходства. На одной из таких мин подорвался советский сторожевой корабль СКР-11 с 42 членами экипажа на борту.

Сторожевой корабль СКР-11 — в прошлом рыболовный траулер РТ-66 «Урал» водоизмещением 1200 т, заложенный в 1930 году на Северной верфи Ленинграда. Был спущен на воду в октябре 1931-го и до войны успешно трудился в составе рыболовецкой флотилии Севгосрыбтреста. В июле 41-го, как и многие другие гражданские суда, был мобилизован, переоборудован, переклассифицирован в сторожевой корабль и вошёл в состав Северного флота. Затонул, подорвавшись на мине, 20 октября 1941 года.

Мы подошли к месту предположительной гибели сторожевого корабля в районе Терско-Орловского маяка и спустили на воду венок в память о 42 советских моряках.

24_50203352032_o.jpg

На следующий день наша экспедиция достигла горловины Белого моря, откуда открывается выход в Баренцево море. Здесь нам предстояло посетить место гибели сторожевого корабля СКР-27 «Жемчуг».

В отличие от переоборудованных гражданских судов «Жемчуг» изначально проектировался для ведения боевых действий. И хотя водоизмещением он почти вдвое меньше, чем СКР-11, имел на борту серьёзное артиллерийское и зенитное вооружение для борьбы с воздушными и надводными целями, был оборудован глубинными бомбами для уничтожения подлодок. Корабль был заложен в июне 1934 года на заводе им. Жданова в Ленинграде в серии пограничных сторожевых кораблей (ПСКР). В ноябре 1935-го спущен на воду и вступил в строй морской части погранвойск НКВД. 11 августа 1941 года во время несения боевого дежурства «Жемчуг» был атакован немецкой подлодкой U-451. Весь экипаж — 61 человек — погиб.

Далее мы вышли в Баренцево море и взяли курс на Колгуев остров. Погода до сих пор благоприятствовала походу. Но на подходе к Колгуеву острову мы получили тревожный прогноз о приближении штормового циклона. Оценив остановку, капитаны яхт приняли решение переждать шторм у острова. Не бог весть какое укрытие — остров совершенно плоский и никакой ветровой защиты не даёт. Но ничего лучше поблизости нет. По крайней мере, тут можно укрыться от штормовой волны.

Площадь Колгуева острова около 3,5 тыс. кв. км. Есть версия, что название его происходит от имени поморского рыбака Ивана Калгова, пропавшего в здешних местах в давние времена. Новгородским купцам было известно об острове ещё в X веке, о чём свидетельствуют летописи того периода. Правда, в них ничего не сказано о населении острова. В XV веке остров был присоединён к Великому Московскому княжеству. В ХVIII веке русские купцы закупали у местного населения пушнину. Подробное изучение и картографирование острова Колгуев началось лишь в 1941 году. В 70-е годы на севере острова было открыто Песчаноозёрское нефтяное месторождение. Здесь работал преуспевающий оленеводческий совхоз.

Стоять у Колгуева острова крайне некомфортно. В силу своей плоскости он совершенно не защищает от ветра. А когда ухудшается видимость — из-за тумана или лёгкой дымки, — перестаёшь видеть берег и полное ощущение, что лодка болтается на якоре прямо посреди Баренцева моря. В общем, то ещё место.

Читайте также:  Как правильно смотать лодку пвх

dsc08227.jpg

После шторма двинулись дальше на восток — в Печорское море. Переход длинный, скучный, и только в устье Печоры глаз начинало радовать какое-то разнообразие на берегах. Или правильнее сказать — вообще наличие рядом берега как такового. Здесь же мы чуть не попали в рыбацкие сети, поставленные прямо на судовом ходу. Видимо, кроме рыбаков на моторках, тут редко кто ходит. Поэтому шли внимательно, обходя многочисленные рыбацкие ловушки. Рыбачат, кстати, здесь легально, покупая лицензию.

На подходе к Нарьян-Мару к нам на борт поднялись пограничники. Проверили судовые документы, паспорта членов экипажа. Наблюдая за работой пограничников, я окончательно утвердился в мысли, что все разговоры о развитии здесь яхтенного туризма — сугубо досужие. Ну нет условий здесь для этого. Хозяйничают в этих водах военные и нефтяники, газовики. Ну и немножко рыбаки. Остальным тут места пока нет. Во-первых, природные условия. И суровый климат — это как раз меньшее из зол. Структура береговой линии от Архангельска до самого Карского моря здесь такова, что любой серьёзной лодке к берегу практически нигде не подойти. По всему побережью многокилометровое мелководье. Максимум что можно сделать — встать на якоре в нескольких километрах от берега и добраться до берега на надувной лодке.

14.jpg

Но тут вас будут поджидать два «сюрприза». Первый состоит в том, что берега эти абсолютно дикие и необитаемые. Одного взгляда на карту достаточно, чтобы понять: тут не то что запасы пополнить, тут и человека живого не встретите. Во-вторых, пограничники здесь бдительны, а правила чрезвычайно суровы. Вас не выпустят из порта, если на вашей яхте не установлен специальный передатчик, позволяющий погранслужбе отслеживать по спутнику все ваши перемещения. Далее. Любой выход за пределы 12-мильной зоны является пересечением границы, о чём вы обязаны заранее уведомить погранслужбу. А пересекать границу придётся не раз. Просто для того, чтобы спрямить маршрут вдоль берега. Связаться с погранслужбой можно только по спутниковому телефону. Другой связи тут нет. И наконец — любой выход на берег без прохождения пограничных процедур является нарушением госграницы. Со всеми вытекающими. То есть, как только вы вышли из 12-мильной зоны, выход на берег для вас закрыт. Ибо ближайшие пункты пограничного контроля — в Нарьян-Маре и на Новой Земле. Либо предварительно нужно оформить специальное разрешение в Мурманске. Говорят, это возможно. В общем, выходя из Архангельска, вы должны быть готовы к 600–700-мильному офшору (плаванию в открытом море). Если вас не смущает всё вышесказанное, то, как говорится, милости просим на курорты Баренцева моря!

А с другой стороны, может, и хорошо, что с туристической инфраструктурой тут всё плохо? Пускай останется здесь кусок суровой дикой природы. С такими мыслями и вошёл я на борту яхты «Жемчужина» в порт Нарьян-Мар, столицу Ненецкого автономного округа. Судя по состоянию причальных стенок и кранового хозяйства, этот порт знавал лучшие времена. В отличие от порта сам город произвёл очень приятное впечатление: маленький, чистый, разноцветный.

img_8581.jpg

На всех пешеходных переходах есть светофоры, а динамики напоминают не только о том, когда идти или стоять, но и какую улицу вы сейчас переходите. Есть, конечно, и бараки старые. Но все они отделаны пёстрыми разноцветными панелями, пластиковые окна. Уж не знаю, как там внутри, но снаружи вполне смахивает на какую-нибудь Северную Норвегию или Исландию. Но один классический деревянный барак из прошлого века обнаружил всё-таки почти в самом центре. На нём красовалась вывеска «Управление жилищно-коммунального хозяйства».

img_8591.jpg

Самое дорогое блюдо в престижном городском ресторане стоило 900 рублей. В аэропорту перед вылетом я вообще пообедал за 170 рублей. И хотя местный таксист убеждал меня, что Нарьян-Мар — город депрессивный и перспектив здесь нет, сдаётся мне, что не все финансовые потоки обходят его стороной.

Игорь Сичка

Архангельск — о. Колгуев — Нарьян-Мар.

Продолжение следует

Источник

Поделиться с друзьями
Подсекай
Adblock
detector