История подводной лодки к 19 хронология событий

Закладка K-19 состоялась 17 октября 1958 года. Спуск на воду — 11 октября 1959 года. 12 июля 1960 года поднят Военно-Морской флаг, на следующий день начаты ходовые испытания. 12 ноября 1960 года Государственной комиссией подписан приемный акт о завершении государственных испытаний, вступила в строй.

Аварии и катастрофы на К-19

По причине несчастных случаев несколько человек погибло в 1959 г. ещё до спуска подлодки на воду:
— при окраске трюмов вспыхнул пожар, два человека погибло;
— после возобновления покрасочных работ задохнулась женщина-маляр;

В 1961 году при погрузке ракет в шахты один матрос был придавлен крышкой шахты и погиб.

12 апреля 1961 года лодка чудом избежала столкновения с АПЛ USS «Nautilus», но из-за резкого маневра снижения глубины при этом врезалась в дно. Значительных повреждений не было.

3 июля 1961 года — авария кормового реактора: падение давления в первом контуре в результате разрыва в первом контуре импульсной трубки между напорной линией и датчиками. В результате, приборы показали нулевое давление, хотя полного разрыва не было. Устранение аварии впоследствии стоило жизни 8 человек, все остальные члены экипажа получили высокие дозы облучения.

15 ноября 1969 года — столкновение в подводном положении с подводной лодкой ВМС США USS «Gato» при манёвре изменения глубины с 60 до 90 метров.

24 февраля 1972 года — пожар в 8 и 9 отсеках. Отбуксирована на базу. Погибло 28 человек на лодке и 2 спасателя. 9 матросов пробыли в заточении в 10-м кормовом отсеке 23 дня без света, связи, пищи и со скудными запасами воды, получая из других отсеков только воздух (с перебоями).

15 августа 1982 года — при ремонте в аккумуляторном отсеке возникла электрическая дуга. Обожжены несколько человек, один из них 20 августа скончался в госпитале.

Конструкция К-19 (схема)

Тактико-технические элементы ПЛАРБ проекта 658 и 658М(**):

Тактико-технические элементы Проект 658 Проект 658М
Длина, м. 114 114
Ширина, м. 9,2 9,2
Осадка, м. 7,68 7,68
Водоизмещение:
надводное, м 3 4.039 4.096
подводное, м 3
Глубина погружения предельная, м. 300 300
Атомная энергетическая установка:
Паро-производящая установка:
реактор (вода-вода), шт. 2 типа ВМ-А 2 типа ВМ-А
номинальная мощность, мвт 2х70 2х70
парогенераторы, шт. 2х8 2х8
паропроизводительность, т/час 2х90 2х90
Паротурбинная установка:
главный турбозубчатый агрегат, шт. 2 2
мощность, л.с. 2х17.500 2х17.500
число оборотов гребного винта, об/мин. 500 500
Электроэнергетическая установка:
генератор, шт. 2 2
мощность, кВт 2х1.400 2х1.400
дизель-генератор, шт. 2 2
мощность, кВт 2х460 2х460
гребные электродвигатели, шт. 2 2
мощность, кВт (л.с.) 331(450) 331(450)
аккумуляторная батарея, количество групп 3 3
количество элементов в группе 112 112
Скорость надводного хода, узл. 15,0 15,0
Скорость подводного хода, узл. 26,0 26,0
Дальность плавания*, миль
надводным ходом 15.000 15.000
подводным ходом 30.000 30.000
Автономность, суток 50 50
Команда, чел. 104 104
Вооружение ракетное:
баллистические ракеты Р-13 комплекса Д-2, старт надвод- ный, шт. 3
баллистические ракеты Р-21 комплекса Д-4, старт подвод- ный, шт. 3
Вооружение торпедное:
533 мм носовые торпедные аппараты, шт. 4 4
400 мм носовые торпедные аппараты, шт. 2 2
400 мм кормовые торпедные аппараты, шт. 2 2
торпеды калибра 533 мм, шт. 4 в аппаратах 4 в аппаратах
торпеды калибра 400мм, шт. 4 в аппаратах 4 в аппаратах
запасные торпеды калибра 400 мм, шт. 8 (4 в носу, 4 в корме) 8 (4 в носу, 4 в корме)

Примечания:

* Дальность плавания по формальному расчету (скорость х автономность). На самом деле дальность плавания для атомных ПЛ значительно выше.

** ТТЭ после модернизации.

Первый боевой поход. Авария реактора 3 июля 1961 года.

При возвращении на базу после участия в учениях «Полярный круг» в 70 милях от острова Ян-Майен произошла авария правого реактора. В 4:00 при ходе в подводном положении и работе реакторов обоих бортов на мощности 35 % вахтенный командир группы дистанционного управления реактором обнаружил по контрольно-измерительным приборам падение давления и уровня в 1 контуре кормового реактора. Кнопкой была сброшена аварийная защита реактора. В 4:22 ПЛ всплыла в надводное положение и продолжала движение при работе реактора и линии вала левого борта. Через 30 — 40 минут после начала аварии появилась и быстро начала расти гамма-активность. Появившуюся газовую и аэрозольную активность удалось несколько снизить вентиляцией реакторного отсека. В 7:00 была предпринята попытка аварийной проливки реактора через магистраль воздухоудаления, однако сразу же после пуска насоса шланг был сорван. Очередная попытка создания циркуляции по 1 контуру с помощью главного циркуляционного насоса привела к выходу его из строя. В 8:45 после приварки героическими усилиями аварийной партией трубопровода к воздушнику вновь была собрана нештатная аварийная схема проливки реактора. Подачей воды в реактор, температура в активной зоне была снижена с более 400 градусов до 330 к 12:20. В результате разгерметизации реактора и проводимых работ, а также удаления воды из реакторного отсека трюмным насосом 10 отсека, радиационная обстановка на ПЛ резко ухудшилась, загрязнение распространилось по всему кораблю. Командиром было принято решение об эвакуации экипажа.

Читайте также:  Алюминиевые лодки верта 360

Через сутки после начала аварии, в 4:00, весь личный состав был снят на дизельную подлодку С-270, а затем и на С-159, но позже передан на подошедшие эсминцы. На случай появления иностранных кораблей К-19 была подготовлена к затоплению.

К-19 была отбуксирована в базу. В результате сильного облучения в течение нескольких ближайших суток скончалось 6 человек, а впоследствии — ещё 2 человека.

Члены экипажа К-19, погибшие в результате аварии 1961 года

Имя Звание и должность Доза облучения Дата смерти Примечание
Борис Корчилов лейтенант 5400 бэр 10 июля 1961 похоронен на Красненьком кладбище в Ленинграде
Борис Рыжиков главный старшина 720 рентген 25 июля 1961 похоронен на Зеленогорском кладбище под Ленинградом
Юрий Ордочкин старшина 1-й статьи около 3000 бэр 10 июля 1961 похоронен в Москве на Кузьминском кладбище
Евгений Кошенков старшина 2-й статьи 845 рентген 10 июля 1961 похоронен в Москве на Кузьминском кладбище
Семён Пеньков матрос 890 рентген 18 июля 1961 похоронен в Москве на Кузьминском кладбище
Николай Савкин матрос 930 рентген 13 июля 1961 похоронен в Москве на Кузьминском кладбище
Валерий Харитонов матрос 935 рентген 15 июля 1961 похоронен в Москве на Кузьминском кладбище
Юрий Повстьев капитан-лейтенант,
командир дивизиона движения
629 рентген 22 июля 1961 похоронен на Красненьком кладбище в Ленинграде

Остальные члены экипажа также получили дозы облучения, во много раз превышающие допустимые, и проходили лечение от лучевой болезни в течение последующего года. Лечение включало в себя пересадку костного мозга с последующим полным переливанием крови. Эта методика была предложена профессором З. Волынским и спасла в том числе получивших смертельные дозы облучения старшего лейтенанта Михаила Красичкова, ст.2й.статьи Ивана Кулакова и капитана 3-го ранга Владимира Енина. В целях секретности официальный диагноз был не «лучевая болезнь», а «астено-вегетативный синдром»[2], в связи с чем подводники впоследствии имели сложности при приёме на работу.

Столкновение с USS Gato 15 ноября 1969 года

Столкновение с американской подлодкой USS Gato произошло 15 ноября 1969 года в результате манёвра К-19, которая увеличивала глубину с 60 до 90 метров. Получив значительные повреждения носовой части, лодка всё же смогла самостоятельно вернуться в базу в надводном положении. Пострадавших на борту не было. Много позже стало известно, что командир торпедного отсека американской лодки, приняв столкновение за намеренный таран, пытался торпедировать К-19, но американский капитан вовремя отменил его приказ. Считается, что именно после этого в американском ВМФ ввели запрет на самостоятельные решения офицеров об атаке без разрешения на то командира судна.

Пожар 24 февраля 1972 года

Члены экипажа К-19, погибшие в результате аварии 24 февраля 1972 года

старшина 1-й ст. Алексеев А. П.
матрос Бабич А. Н.
мичман Борисов Ф. К.
главный старшина Васильев А. П.
старший матрос Волошин Х. А.
старшина 2-й статьи Галкин Н. И.
старшина 2-й статьи Глушаков П. И.
матрос Гринько В. В.
старший матрос Губарев В. Ф.
матрос Ефимов Н. А.
старший матрос Захаров А. Н.
старший матрос Кильдюшкин В. А.
матрос Кондратенков М. И.
старшина 2-й статьи Марач К. П.
матрос Мисько И. П.
старшина 1-й статьи Мосолов В. Е.
старший матрос Муслимов Р. Ю.
мичман Николаенко В. Г.
мичман Новичков А. И.
старший матрос Расюк В. В.
старший матрос Сербин И. А.
старший матрос Сидоров Л. Н.
матрос Ситников С. А.
лейтенант Хрычиков В. В.
матрос Худяков Б. Е.
капитан 3-го ранга Цыганков Л. Г.
матрос Шевчик М. В.
старший лейтенант Ярчук С. Г.

Окончание службы

В 1979 году признана утратившей значение как крейсер-ракетоносец и переоборудована в лодку связи по проекту 658С. Названа КС-19. В 1990 году выведена из боевого состава в резерв, уже после этого переименована в БС-19 (1992). Несмотря на все старания ветеранов-подводников, пытавшихся сохранить первый атомный подводный ракетный крейсер, утилизирована в 2003. Сохранилась лишь рубка. Планировался перевоз её в Москву, но в результате рубка так и осталась в Снежногорске (Мурманская обл.) перед судоремонтным заводом «Нерпа», где её отремонтировали.

Читайте также:  Технические характеристики надувных лодок

Всего с момента постройки «К-19» прошла 332 396 миль за 20 223 ходовых часа. Выполнила 6 боевых служб общей длительностью 310 суток, осуществила пуск 22 баллистических ракет, провела 60 торпедных стрельб.

Вывод лодки из строя ВМФ СССР состоялся 19 апреля 1990 года

В 2003 году была отправлена на утилизацию на завод «Нерпа», несмотря на просьбы о превращении лодки в музей. Часть ограждения выдвижных устройств сохранена как мемориал и установлена у проходных СРЗ «Нерпа».

Командиры К-19

Н. В. Затеев (1957—1961)
В. А. Ваганов (1961 — сентябрь 1965)
Э. А. Ковалев (сентябрь 1965—1967)
Ю. Ф. Бекетов (1967—1969)
(но поход 1969 года, в котором лодка столкнулась с SSN-615 «Gato» осуществлял 345-й сменный экипаж под командованием кап. 2р. Шабанова В. А. )
В. М. Тяпкин (1969—1970)
Ю. С. Пивнев (26 октября 1970 — сентябрь 1973)
(но в печально известный поход 1972 года также ходил сменный 345-й экипаж под командованием кап. 1р. Кулибабы В. П. А вышла в него лодка ещё в декабре 1971.)
Г. А. Никитин (сентябрь 1973—1974)
В. Ф. Мусатов (3 июня 1974—1977)
Н. С. Елисеев (28 мая 1977 — 4 ноября 1978)
В. А. Дмитров (30 октября 1978—1987)
О. Е. Адамов (15 августа 1987 — 22 сентября 1997)
А. А. Горюнов (24 февраля 1998—2001) командир экипажа
И. С. Панасюк (2001—2003) командир экипажа.

Добавить комментарий Отменить ответ

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

Источник

Мы не однократно упоминали, да и в истории К-19 в хронологии событий — это событие занимает особое место. 23 дня заточения в ограниченном пространстве ( в задраеном 10 м отсеке), и потом вернуться на «свет божий» без потерь в личном составе. Это, согласитесь, — мужественный и героический поступок!

К-19 вовсе не не везучая!

К-19 Героическая!

В 1961 году матросы героически отдали свои жизни ради спасения всего экипажа

В 1972 году 12 матросов героически и стойко сохранили свои жизни, и тоже предотвратили гибель экипажа, все таки 10 й кормовой отсек — торпедный. И кто знает доберись пожар до него что бы было с лодкой…

12 матросов 10й кормовой отсек К-19

После публикации передачи «Как это было…» ( http://k19.ru/?p=697 )

на нашем сайте, где расказывалось о судьбе К-19.

О аварии реактора и о трагедии 72 года, в том числе и заточении матрсов.

У двух наших постоянных посетителей и непосредственных участников

Владимира Смолярова и Владимира Троицкого

Как говорится «накипело», и они решили высказаться и рассказать широкой публике как было на самом деле.

«Хочу начать с того, что АПЛ-К19 не была не счастливой, потому что всякий раз когда она аварийная возвращалась на базу то после ремонта опять становилась в строй и продолжала нести боевые дежурства. по охране родных рубежей

И еще , тут мичман утверждает, что якобы хотел открыть клапан подачи воздуха высокого давления. У меня возникает вопрос, где был мичман в то время когда начался пожар. Любой подводник знает, что всякие действия связанные с подачей воздуха высокого давления в отсек или подтопления отсека выполняется только с разрешения командира корабля. Разрешения на подачу воздуха высокого давления насколько я помню не было, потому что не было запроса. Подтопление 9 отсека было произведено частично с разрешения центрального поста. Поскольку Поляков спросил добро на подтопление.

Еще я хочу сказать, что Иван Петрович сильно выдумывает, называя нас молодыми и неопытными моряками, которые не знают куда открывается переборка. Это высказывание меня, Смолярова Владимира и кореша, моего Троицкого Владимира сильно обидело. С корешем мы переписываемся, и этот ролик вызвал у нас кучу негодования.

Во- первых ,прежде чем идти на боевое дежурство экипаж проходит обучение не смотря на то что многие из нас уже имели за плечами не одно боевое дежурство. Не спорю, были моряки у которых это было первое боевое дежурство , но там были еще те у которых уже было до этого два боевых дежурства на АПЛ К40 это я Смоляров Владимир, Троицкий Владимир и Киндин Сергей. Ну а по поводу выхода из отсека то это было сказано Давыдовым ,что он яко бы где то читал что люди выходили из задымленных помещений обвязав лицо мокрым полотенцем. Данное предложение конечно сразу же было пресечено

Насчет потери сознания ,я лично и кореш мой не помним, чтобы кто-то терял сознание и в аппараты никто не включался. Когда начался пожар то я задраил переборку и позвал Троицкого на помощь ,поскольку один удержать ее не мог, так как из 9 отсека пытались ее открыть и мы с Троицким держали рукоятку до тех пор пока не перестали давить на нее с 9 отсека. Рядом с нами ни кого не было и ни какой упор мы не ставили и пожар начался до подъема, до завтрака было еще далеко. Мичман Храмцов не отдавал приказ Кирилову ставить раздвижной упор поскольку мичман и Кирилов были в корме.

После того как лопнул трубопровод высокого давления в 9 отсеке и к нам стал просачиваться газ через сальниковые соединения опять же мы начали подтягивать гайки что бы уменьшить проникновение угарного газа к нам , ну а мичман (один из опытных мичманов) говорит: «Давайте включатся в аппараты»- тогда я у него спросил: «А сколько аппаратов?», он ответил: «Шесть». Я спрашиваю: «А нас сколько?»- он говорит: «Двенадцать». На, что я ему сказал: «Брось их в корму и забудь про них». После этого случая с аппаратами, мы с Троицким заключили негласный союз спали по очереди ,то есть несли дежурство так на всякий случай что бы никто не сходил в «самоволку». Теперь иногда у меня возникает мысль, что мичманы, наверно про эти аппараты не забыли когда я посмотрел фильм по ТВ про аварию и где мичман Храмцов говорит, что давали морякам подышать из аппарата, кому было совсем тяжело.

Это бред сивой кобылы.

Подводники прекрасно знают что ип46 после включения необходимо раздышать, а после того как раздышали он работает всего шесть часов, ну мы как вам известно находились в отсеке 23 суток ,не понятки получаются. Что я могу сказать про масло в банках, то я такого не помню, за то я отлично помню как мы ели хлеб проспиртованный, доставая его из целлофановых пакетов и пасту томатную в десятикилограммовых банках, а также капусту в банках.

Еще, вспоминаю, как от высокой температуры стали дымиться шкафчики в офицерской каюте, мы их отдирали от переборки, мочили в трюме все тряпки и обкладывали переборку, поливали ее водой, краска на переборке от высокой температуры , также дымилась, вспучивалась, выделяя угарный газ. Еще одна не маловажная деталь, что благодаря этим «неопытным» морякам (как говорит Храмцов) Поляков с Храмцовым сейчас имеют возможность давать интервью в передаче, о тех событиях 1972 года.
Я не помню про фильтры из одеял ,зато помню, как ходили в туалет в трюме в целлофановые пакеты по «тяжелому» и потом завязывали их ну а по «легкому» ходили просто так в трюм. Про то что начали болеть также не помню, у нас лежал только один моряк, у него что- то было со спиной и мы Троицкий и Смоляров натирали ему спину спиртом и укутывали одеялами.

У меня был магнитофон и пока не сели батарейки слушали музыку слова из песни у меня до сих пор из головы не выходят: «Ночью в тихих улочках Риги. Ночью фонари лишь искрятся . Слышат века что ты от меня далека так далека что тебя я не слышу.» Когда нас пришли выводить из отсека через 23 суток , да мы были обессиленные но шли сами . Выносили только Серегу Киндина. Выводили нас в 4 отсек, там размещали в пеналах и майор медик давал по половинке лимона, заставляя его есть .После укуса лимон покрывался кровью, а десна больно щипало , но это уже была боль радости. Мы остались живы.

Мы еще не знали сколько человек погибло и кто погиб. Одного я не могу понять почему во всех выступлениях только Поляков и Храмцов. Неужели больше героев нет , почему- то ни слова про командира лодки Кулибабу, про зама Веремьюк и про остальной личный состав экипажа. Или опять очередной надуманный сценарий. Насколько мне известно, что тайно ни кого не хоронили и не награждали тайно.

Лично мне награду орден «Красной Звезды» вручали на гражданке в военкомате. Как раньше говорили, награда нашла своего героя.

Встаньте все кто сейчас водку пьет, и поет замолчите, и выпейте стоя, наш ракетный подводный наш атомный Флот отдает честь погибшим Героям.

Извините если кого обидел, но написано так как было, это наши воспоминания мои Смолярова Владимира и Троицкого Владимира..»

Источник

Поделиться с друзьями
Подсекай
Adblock
detector