Чемпионат мира поплавочная удочка

Как ловит чемпион мира

Англичанин Алан Скоттхорн – пятикратный чемпион мира в индивидуальном зачете по поплавочной ловле и член английской национальной сборной. Михаэль Шумм сопровождал знаменитого рыболова в течение одного дня и наблюдал за его ловлей на канале Сило в Бранденбурге.

Довольно объемные поплавки для течения грузоподъемностью 2-4 г лучше всего подходят для ловли на канале.

Сегодня должен быть солнечный день, уровень воды в канале нормальный. Все предвещает интересный рыболовный день с чемпионом мира. Но когда Алан распаковал на водоеме свои рыболовные принадлежности, я был сначала немного разочарован, потому что его снасть, за исключением более дорогого удилища, почти не отличалась от моей. На свет появились миксер для приготовления прикормки, много ведер и несколько пакетов с прикормкой, которую можно купить в любом хорошо укомплектованном рыболовном магазине. Прикормка для этого дня ловли на канале состояла из:

2 кг Superroach Groundbait
1 кг Dynamic Feeder
1,5 кг Silver Fish Mix
1 кг английской муки из размолотых сухарей (все компоненты от фирмы Van den Eynde).

Большое количество опарышей, кастеров и семян конопли в прикормке должно быстро привлечь рыбу.

Высказывания Алана по поводу привлекающих веществ заставили меня внимательно прислушаться, поскольку он заявил, что аттрактанты для него являются делом второстепенным. Намного важнее состав сухих компонентов и правильная доля таких добавок, как кастеры, опарыши и конопля. Его основное правило: все должно быть как можно проще. Roach Groundbait предназначена для плотвы и имеет довольно вязкую консистенцию. Чтобы она все же хорошо распадалась в воде, добавляет еще Dynamic Feeder c активными компонентами конопли. Для затемнения этой довольно светлой смеси применяет Silver Fish Mix. При мутной воде Алан от добавки этого ингредиента отказывается. Под конец вносит английскую муку из размолотых сухарей. В эту при-кормочную смесь насыпает еще банку консервированной рыболовной конопли, 1 л кастеров и большое количество мертвых опарышей. Поплавочники, как известно, придают наибольшее значение оснастке и ее составным частям. Один взгляд на снасти Алана подтверждает мою догадку: он – настоящий аккуратист. Различные поплавки, крючки и грузила лежат в безупречном порядке. Мастер подготовлен к любым ситуациям на водоеме.

(1) На такой оснастке приманка падает медленно. (2) С компактной огрузкой приманка быстрее падает на дно.

■ Важные детали

Когда я рассматривал подготовленные оснастки, мне бросалось в глаза, что форма грузил всегда одинаковая, отличаются они только массой. Ниже фиксированных свинцовых «оливок» находятся несколько дробинок одинакового размера. Эти 4-7 дробинок в течение рыболовного дня Алан передвигает вверх и вниз, пока не сочтет, что найдено оптимальное положение для каждой дробинки. Размер дробинок варьирует от оснастки к оснастке. Таким способом Алану удается изменять чуткость сигнализации поклевки и сопротивление приманки. Кроме того, он ловит с оснастками, которые имеют различную длину поводка. При выборе поплавков Алан принимает решение в пользу модели фирмы Rive (Rive 5) с металлическим килем и хорошо видимой полой пластиковой антенной, с которой более отчетливо заметны поклевки «на подъем».

Для определения массы поплавка в граммах он бросает в воду палку и наблюдает за ее дрейфом. Затем выбирает грузоподъемность поплавка в интервале между 2,5 и 6 г и дополняет его поплавком другой формы – Bubble фирмы Cralusso.

Для поплавочника важно перед рыбалкой получить как можно больше информации о водоеме, поведении рыб и о том, какой корм они предпочитают. Это чемпион мира делает так же, как и рыболов-любитель. Поэтому перед рыбалкой Алан расспросил нескольких рыболовов о том, каковы были уловы в последние дни и рыба каких видов ловилась. Он не намеревался заимствовать технику ловли у местных рыболовов, а только хотел знать, стоят ли рыбы в прибрежной зоне или далеко от берега. Его интересовало также, ловилось ли больше лещей или плотвы, что было важно для выбора техники ловли. Накануне вечером он после сообщений об уловах продумал стратегию ловли, намереваясь вылавливать более крупную плотву из массы маленьких. Для быстрого насыщения мелкой рыбы и для вываживания крупной Алан применяет коноплю и много живого корма. В ходе прикармливания он посылает шары прикормки примерно на 1 м ниже по течению от вершинки удилища. Его точность при этом поразительна. Можно было поставить ведро на расстоянии 13 м, и все шары прикормки оказались бы в нем. «При ловле со штекером крайне важно прикармливать не под вершинкой удилища, а немного ниже по течению», – поясняет Алан. Только так можно проводить приманку точно над прикормленным местом и последовательно облавливать его.

■ Контакт с приманкой

Вот он выдвигает удилище вперед, и вновь я удивлен быстротой Алана. Насаживает топ-кит на удилище, после чего остальные 8 м быстро выдвигает по откатнику в направлении воды. Поплавок опущен на воду в нескольких метрах выше прикормленного места. Для Алана важно постоянно иметь прямой контакт с приманкой. Чтобы достичь этого, он ведет вершинку удилища очень осторожно со скоростью падения отдельных дробинок. Затем левой рукой формирует маленький шар прикормки, встает и перекладывает шар в правую руку. Теперь левая рука держит удилище, а правой он точно бросает шар на прикормленное место. Все это происходит как бы автоматически. То, что он еще более ускоряет ритм прикармливания, свидетельствует о том, что плотва прибыла на место ловли. Я восхищен тем, как быстро и точно он работает с короткой леской на штекере. Уже через 10 минут Алан меняет тактику. Хотя он и вытаскивает после каждой проводки плотвицу, тем не менее недоволен. Алану обязательно нужна крупная плотва, а не рыбы средней величины. Но на ловлю крупных экземпляров его оснастка еще не настроена: 4-граммовый поплавок, фиксированное грузило-«оливка» и маленькие дробинки расположены на большом расстоянии друг от друга. К тому же поводок длиной 40 см слишком велик. «Эта оснастка падает очень медленно, – объясняет он мне. – Крючок должен быстрее попадать на дно, а дробинки должны быть сдвинуты ближе друг к другу. Поэтому я беру более легкий поплавок, передвигаю огрузку дальше ко дну, уменьшаю расстояние между отдельными дробинками и ловлю с коротким поводком длиной 10-15см». Сказано-сделано, и уже более чуткий поплавок (грузоподъемностью 3 г) скользит в воду. И это незначительное изменение оказывается действенным: пойманная плотва явно крупнее.

В начале рыбалки Алан забрасывает несколько шаров прикормки на 1 м вниз по течению от вершинки удилища.

■ Заблокированный поплавок

Чтобы добраться до лещей, которые встречаются в канале в большом количестве, Алан подает приманку на дне. Огрузка та же самая, что и вначале, только нижняя дробинка касается дна. Он ловит теперь с самым тяжелым крючком Mustad № 14, на который насажены два кастера. Алан позволяет оснастке дрейфовать над прикормленным местом, но намного дальше вниз по течению, чем при ловле плотвы. Лещи нередко стоят на нижнем конце прикормочного следа и довольствуются сносимыми течением кусочками приманки. Так они избегают юрких плотвиц, которые мечутся по прикормочному следу.

Читайте также:  Снасть подвижного такелажа 4 буквы

Периодически мастер останавливает поплавок. Эксперты называют это «блокированием». Он продолжает объяснять мне тактику ловли, но в этот момент поплавок резко ныряет. Как и при других поклевках, Алан долго выжидает. Он отсчитывает 5 секунд, затем, поддерживая правым бедром, поднимает штекер. Осторожно расстыковывает удилище, при этом вершинку всегда держит слегка опущенной в воду. Так рыбе приходится плыть против течения, и вскоре она уже подхвачена в подсачек. Разумеется, это был лещ. В конце этого поучительного дня я мог констатировать: так ловит только чемпион мира.

Источник

Алан Скоттхорн — пятикратный чемпион мира

Статья подготовлена по материалам и с разрешения журнала «Спортивное Рыболовство»

«Машиной для ловли рыбы» англичане называют Алана Скоттхорна ( Alan Scotthorn ) — самого выдающегося в современном мире рыболова, обладающего теперь пятью главными кубками чемпиона мира. Я бы назвал его еще и человеком с железными волей и нервами. Именно ему будет посвящено много строк этого отчета, но для порядка начну повествование с положенного.

Итак, очередной Чемпионат мира по ловле рыбы поплавочной удочкой прошел 8 – 9 сентября в Венгрии, на озере Velence , в 40 км от Будапешта. Вернее — на гребном канале, вырытом у одного из озерных берегов. Это было самым массовым соревнованием за всю историю чемпионатов мира: ровно 40 команд, теперь — со всех материков, приехали бороться за победу! И это, мне кажется, далеко не предел — в частности, к сожалению, не было команд из Беларуси и Китая.

Для красоты картины, скажу, что оббежать всех тренирующихся и соревнующихся — и при этом что-то для себя отметить — было очень тяжело. И потому большая часть репортеров и зрителей, выбрав объект наблюдения, выстаивали рядом все 5 часов подготовки и ловли. Так, даже во время тренировочных туров подойти к Алану Скоттхорну или, скажем, к местному харизматичному спортсмену — Вальтеру Томашу — оказалось практически невозможным. Во время же самих этапов первенства за их спинами скапливалось так много зрителей, что пробраться к их зонам ближе, чем на десяток метров — и думать не моги!

Ну и надо, правда, отдать должное многим известным спортсменам — все они добротно работали на публику, не скрывая ни один из этапов подготовки.

Условия ловли

Здешний водоем, безусловно, чрезвычайно удобный для проведения соревнований. Практически горизонтальный берег, позволяющий комфортно размещаться спортсменам, глубины до 4 м, небольшое течение. Основными рыбами в уловах рыболовов были подлещик (а вернее — какой-то его подвид), карп, густера, уклейка. Вообще, мировые первенства проходили здесь и раньше, потому спортсменам были знакомы условия ловли, но зато, как водится, свои коррективы внесла погода. Температура воздуха во время тренировок опускалась до 7 — 8.С, дул сильный северный ветер и лил дождь — и это при том, что за неделю до начала тренировок стояла 30-градусная жара! Рыба, доселе в изобилии стоявшая в непосредственной близости от берега, отошла вглубь, и если в предыдущие годы на канале ловили штекерными удилищами на удалении в 11 – 13 м, то теперь рассчитывать на регулярные поклевки можно было, лишь используя матчевые снасти. И все без исключения спортсмены настраивались именно на ловлю вдалеке.

Запомнившиеся моменты тренировок

Во-первых, внешне явное лидерство (по крайней мере — в финансовой обеспеченности) наблюдалось у нескольких команд — Англии, Венгрии, Италии и Франции. Для основных спортсменов команд, а также запасных участников и менеджеров разбивался целый палаточный городок за спинами тренирующихся. Там группа обеспечения готовила горячую еду, чай и прочее. А в зоне итальянцев помимо спортсменов постоянно находилась пара человек — один, судя по всему, тренер, другой — помощник, который подсачивал рыбу и лепил шары прикормки. Кроме того, вдоль зон конкурентов курсировали велосипедисты, в чьи обязанности входило наблюдение за результатами ловли других спортсменов.

Во-вторых, я заметил ощутимую разницу между уровнем спортсменов — лидеров и новичков — во владении снастью. И если первые использовали тренировки, чтобы «подобрать ключик» к водоему, другие же — чтобы просто освоить матчевую снасть.

В-третьих, класс спортсмена не был связан с ценой его удочек — так, некоторые Великие Чемпионы использовали очень дешевые снасти.

Потенциальные лидеры

Накануне состязаний я спросил Вальтера Томаша — настоящую легенду венгерского поплавочного спорта, двукратного чемпиона мира в личном зачете — о том, как могут распределиться места по итогам соревнований. Его прогноз был таков: золото останется в Венгрии, серебро — у итальянцев, третье место либо у англичан, либо у французов или же бельгийцев (забегая вперед, скажу, что те стали вторыми). Представители других команд давали примерно такие же прогнозы.

Снасти

Обычно самый сложный раздел в репортаже — описать, кто и на что ловил. Все дело в том, что возможность близко подойти к спортсменам была только в конце тренировочного дня или по окончанию соревнований. И даже при большом радушии участников подсмотреть их снасти, а тем более — прикормку — было практически нереально. Тем не менее, кое-что удалось для себя отметить.

Источник

Уроки чемпионата мира по поплавку

Олег Кузин | 27 марта 2018 г.

Знаете, с чем у меня теперь ассоциируется Бельгия? Думаете, с мягкими, сладкими, с пылу с жару вафлями, политыми взбитыми сливками и сиропом? Нет, не угадали. Или со вкусным, тающим во рту шоколадом? Опять мимо. Бельгия у меня теперь прочно ассоциируется с голубиным пометом, полученным от специально откормленных зерновыми культурами породистых бельгийских голубей. Неожиданно? Согласен. Но обо всём по порядку.

Еще в прошлом году стало известно, что 64-й чемпионат мира пройдет в Бельгии на канале Брюссель-Шарлеруа (Bruxelles-Charleroi) 9 — 10 сентября 2017 года.

Сам канал имеет ширину до восьмидесяти метров, глубину на рубеже 13-метрового штекерного удилища до шести метров и славится интенсивным судоходством. Интересной особенностью этого канала является то, что в зоне соревнований уровень воды находится намного выше уровня окружающей земли. А вместо привычного шлюза, совсем недалеко от соревнующихся спортсменов по наклонной эстакаде катается вверх-вниз огромных размеров «ванна», в которую предварительно заплывает грузовое судно. Видовой состав рыб в этом водоеме довольно скромный. Плотва, лещ, окунь, вездесущий бычок и редкий карп.

Интересно, что до этого знаменательного момента соревнований уровня чемпионата мира и Европы среди мужчин на этом месте не проводилось. С одной стороны, это ставило все команды, кроме, естественно, хозяев чемпионата, примерно в равные условия. С другой – большое значение приобретал сбор информации, желательно от местных корифеев поплавочной ловли. И очень не помешали бы предварительные тренировочные выезды на этот канал, что, к сожалению, с учетом расстояния и ожидаемых затрат для нашей сборной является практически фантастикой. Поэтому наша команда настраивалась на тренировки с чистого листа, не забывая, конечно, о необходимости внимательно посматривать в сторону хозяев чемпионата – бельгийцев.

Читайте также:  Хариус серебряный ручей спиннинг

Правда, кое-какая предварительная информация у нас была. И касалась она как раз того самого пресловутого голубиного помета. Со слов инсайдеров выходило, что тамошняя плотва даже и не подумает приплыть к спортсмену, который не замешает в свою прикормку эту чудо-добавку. Причем в Европе этот специфический компонент вообще является чуть ли не панацеей в деле привлечения именно плотвы. Так что морально, как нам казалось, мы были готовы приблизиться к вершинам рыболовного совершенства по-европейски.

В состав сборной России вошло два представителя команды «Аллвега», один представитель команды «Волжанка» и три представителя команды «Дунаев». В роли тренера выступил опытный московский спортсмен Сергей Федоров. По сложившейся в последнее время печальной традиции все спортсмены были вынуждены ехать на столь ответственные соревнования сугубо за свой счет. Даже организационный взнос со сборной команды России в размере 1.250 евро мы платили из своего собственного кармана.

Понятно, что наш вид спорта — не олимпийский, но такое положение дел всё же удручает. Но все мы настоящие фанаты, преданные своему любимому виду спорта, и вот уже грузовой микроавтобус, любезно предоставленный компанией «Аллвега» и до верха нагруженный рыболовным снаряжением всей команды, мчит в сторону польской границы.

Кстати, чтобы без проблем пройти белорусско-польскую границу и в ту и в обратную сторону настоятельно рекомендую заранее заполнить грузовую декларацию в электронном виде и отправить её по почте в местную погранслужбу. Это здорово экономит время и нервы – проверено на собственном опыте. Границу мы прошли относительно быстро и без потерь.

Путь по польской территории до Варшавы относительно сложен и печален – дорога идет по бесчисленному множеству населенных пунктов с жестким ограничением скорости и напряженным трафиком. Зато после Варшавы мы с ветерком понеслись по платному польскому автобану.

Затем незаметно проскочили границу с Германией. А там серьезно взялись за ремонт своих отличных, но довольно старых дорог и пробки были на каждом шагу. И так с песнями, правда, льющимися из магнитолы, быстро и без приключений добрались до цели нашего путешествия – местечка Ронкье, в окрестностях которого нам и предстояло жить и тренироваться.

Первый же день тренировок показал, что рыба в канале есть, но неактивная и очень привередливая. Было понятно, что победные уловы будут делаться на плотве, но подобрать ключик к этой непростой рыбе очень сложно. Зато вдоль берега, на дистанции от четвертого до шестого «кита», было много голодного, активного и, я бы сказал, компанейского бычка, который охотно соглашался разменять свою свободу на пару-тройку мотылей или несколько кусочков червя.

Причем размер бычка варьировался от совсем микроскопического до вполне весомого. Не редкостью были экземпляры по 50 — 80 г. Но чтобы занять на этих бычках высокое место, нужно было со старта настроиться только на их ловлю и совершенно не отвлекаться на любую другую рыбу. Кстати, забегая вперед, скажу, что многие команды так и сделали — и при этом заняли весьма высокие места.

Но мы не привыкли искать легких путей. К тому же общеизвестно, что «россияне мелкую рыбу не ловят», поэтому мы упорно пытались разобраться с ловлей плотвы, не забывая при этом и о «бонусах» – крупных лещах, которые периодически радовали спортсменов упорной борьбой при вываживании.

Как я уже говорил, местная плотва имеет очень извращенные вкусы, поэтому мы, как и многие другие команды, с первых тренировок вовсю начали экспериментировать с голубиными экскрементами. Вообще, человек ко всему привыкает. Даже к такому малоаппетитному занятию, как протирание голубиного помета сквозь сито с целью отделения мусора и перьев. Потом следовало добавить в это месиво воды и взбить с помощью шуруповерта некое подобие йогурта, на котором уже и замешивалась прикормка.

Нечего и говорить, что все операции мы выполняли в резиновых перчатках, а хороший фотограф был бы просто в восторге от гримас на наших лицах, когда мы проделывали всё это. Хотя, хочу сказать, что готовая прикормка выглядела вполне привычно и даже особо ничем, кроме самой прикормки, не пахла.

Правда, впоследствии мы узнали, что пресловутые голубиные какашки вообще-то нужно было запаривать кипятком с вечера, но это уже было явно выше наших сил.

В процессе тренировок выяснилось, что оптимальной снастью на плотву был 13-метровый «штекер», оснащенный тонкой резиной 0,7 мм в три колена. Поплавки — для максимальной чувствительности — нужно было использовать с тонкой стеклопластиковой антенной и металлическим килем. Правда, с массой огрузки были вопросы. В будние дни по каналу постоянно ходили суда и было заметное течение, поэтому у всех команд в ходу были поплавки грузоподьемностью до 3 — 4 г.

Многие даже экспериментировали с плоскими поплавками аналогичной грузоподьемности. Но в выходные дни, как раз во время проведения соревнований, организаторы обещали перекрыть судоходство. Соответственно, масса оснасток уменьшалась до 0,3 – 1 г, а лучшей формой поплавка при отсутствии течения становилась «спичка» с очень тонкой и короткой антенной.

Поводки из лески диаметром 0,06 – 0,08 мм с привязанными к ним крючками №№ 20 — 24 по западноевропейской нумерации были оптимальным выбором для ловли плотвы, но оказывались катастрофически тонкими при поклевках леща, масса которого зачастую превышала 2 кг.

Но даже с таким тонкими и «вылизанными» снастями мы так и не смогли досконально разобраться с этой мерзопакостной европейской плотвой. Только на второй тренировке практически все члены команды поймали по 2 – 3 кг рыбы, но было понятно, что это объяснялось крайним боксом, после которого шел приличный разрыв в зонах соревнований. А так средняя величина наших уловов зачастую не достигала и полутора килограммов, причем сюда входили и пойманные бычки.

При этом команды Бельгии, Франции и Англии стабильно показывали неплохие результаты — и при этом старательно скрывали свою тактику ловли за большими зонтами. Наблюдение за этими командами никакой особой пищи для размышлений не давало – внешне казалось, что они делают то же самое, но. ловят.

Причем даже участники традиционно очень сильных команд чуть ли не половину времени тренировок посвящали наблюдению за вышеназванными сборными, пытаясь понять, как же они добиваются такого результата. Похоже было, что всё-таки основное значение имела правильная прикормка с большим количеством злосчастного голубиного помета.

Рассчитывать на регулярную ловлю леща тоже не приходилось, хотя наша команда традиционно умеет его неплохо ловить. Дело в том, что лещ был далеко не во всех секторах и крайне неохотно сдвигался с места своей стоянки даже при условии использования грамотной прикормки.

При всём при этом нельзя было забывать и про ловлю бычка недалеко от берега. Лучше всего он ловился на шестой «кит», но во многих секторах быстро выбивался, поэтому дистанцию ловли было необходимо периодически менять. Неплохо бычок реагировал на докорм чистой землей с мотылем, но и от резаного червяка был в полном восторге.

Читайте также:  Толщина лески для спиннинга на хариуса

Снасть для его ловли можно было использовать предельно грубую. Поплавок большой грузоподъемности – некоторые команды ловили бычка чуть ли не 10-граммовыми поплавками — толстые поводки и немаленьких размеров крючки.

К последнему дню тренировок рыба стала уже совсем невыносимо капризной. Думается, главная причина этого была в том, что тонны прикормки, которые за эти дни спортсмены отправили в воду, разметало по всему дну постоянно проходящими тяжелогружеными баржами — и рыба по всему каналу наелась до отвала. Поэтому главной задачей было снова собрать её в точку ловли, но решить эту задачу без идеально отработанной прикормки оказалось чрезвычайно сложно.

В общем, к последнему дню тренировок вырисовывалась такая картина: первый час или полтора нужно было ловить бычка, а затем можно брать в руки длинный «штекер» и пытаться ловить плотву. Если соседи начинали ловить плотву раньше, то имело смысл тут же следовать их примеру.

Жеребьевка первого тура отправила меня в самый дальний край зоны соревнований – правда, сектор мне достался не крайний, но близкий к этому – Е35. Отдельной истории достойно то, как я добирался на микроавтобусе до своей зоны по узким приканальным дорожкам, к тому же раскисшим от дождя. Могу только сказать, что я был не один такой — и судьи были вынуждены перенести старт соревнований на полчаса. Правее меня сидел всего несколько спортсменов — и можно было надеяться на подход рыбы.

Со старта я закормил исключительно с чашки длинным «штекером», накидал с руки на ближнюю дистанцию прикормки под нос прожорливым бычкам, а после сигнала «старт» в соответствии с командной установкой принялся прореживать местное бычковое стадо — правда, с переменным успехом. Бычок достаточно быстро выбивался, поэтому приходилось постоянно менять дистанцию ловли, не забывая докармливать обловленный рубеж.

За этим занятием незаметно пролетел час — и вот, наконец, первый из сидящих рядом спортсменов взял в руки длинный «штекер» и почти сразу поймал неплохую плотвицу. Это послужило сигналом — и со всех сторон в ход пошли 13-метровые «штекеры».

Я тоже поддержал этот благородный порыв, завел на дальний рубеж оснастку и начал ловить плотву. Ну, как ловить — полавливать, потому что сидящий рядом француз мгновенно развил бешеный темп ловли и начал таскать одну плотву за другой. Чувствовалось, что своей прикормкой он просто уводил от меня рыбу. В какой-то момент, после докорма дальнего рубежа с чашечки, мне пришлось взять шестой «кит» и опять перейти на ловлю бычков.

В принципе, они клевали, но сидеть рядом с активно ловящим французским спортсменом с «бычковой» снастью было некомфортно, и я довольно скоро опять перешел на ловлю плотвы. Примерно за час до конца тура у меня клюнул здоровый лещ, и я даже смог подвести его к берегу и уже взяться за подсачек. Но в этот момент рыбина словно очнулась и резко рванула вдоль берега. К сожалению, поводок диаметром 0,07 мм ожидаемо не выдержал борьбы с трофеем и предательски порвался.

После схода леща клёв плотвы даже несколько улучшился — видимо, лещ давно крутился на точке и распугивал других ценителей прикормки. Правда, поклевки были чрезвычайно осторожные, но всё же удалось поймать несколько довольно упитанных экземпляров. В итоге взвешивание показало, что размер моего улова составил 3.330 г, а это было восьмое место в зоне.

Интересно, что два спортсмена, сидящих крайними, весь тур ловили исключительно бычка, причем на очень грубые снасти и ни на секунду не отвлекаясь на длинный «штекер». При этом величина их улова позволила им занять третье и пятое место в зоне. Остальные участники нашей команды показали аналогичные результаты, так что после первого тура соревнований сборная России занимала только 17-е командной место.

Жеребьевка, проведенная перед вторым туром, отправила меня в зону D. Подъехав к своему сектору, я испытал чувство, аналогичное дежавю – рядом со мной опять оказался мой француз. Два часа подготовки пролетели традиционно незаметно — и вот уже звучит команда «прикормка».

Как и большинство спортсменов и в соответствии с командной тактикой все шары на рубеж 13-метрового «штекера» я завел исключительно чашкой, с чашки же закормил дистанцию пятого и шестого «кита» в расчете на ловлю бычка — и с сигналом «старт» начал опять с ловли бычка, практически — под ногами. Но вот только ловиться он у меня отказывался.

То ли накануне в моем секторе его изрядно подвыбили, то ли по какой-то другой причине, но бычок не спешил радовать меня своими поклевками. А если такие поклевки и случались, то размер трофея был издевательски мал. Переход на более длинный рубеж несколько улучшил ситуацию, но ненадолго – и там бычок очень быстро закончился.

К этому времени окружающие спортсмены стали постепенно переходить на длинные «штекеры» — и я решил последовать их примеру. Вот только с рыбой у меня была беда и на этом рубеже. Плотва если и клевала, то её размер оставлял желать лучшего. И это притом, что сосед-француз с места в карьер принялся набивать свой садок приличного размера плотвой.

Переход на самую деликатную оснастку – поплавок-«спичку» грузоподъемностью 0,2 г (и это при глубине около пяти метров!), поводок диаметром 0,06 мм и крючок № 24 — принципиально ситуацию не изменили. Я продолжал довольствоваться мелкой и достаточно редкой плотвой. И старался не завидовать французу, продолжавшему лихо подсачивать приличные экземпляры. Всё-таки, похоже, что более сильная и правильная прикормка соседа как магнитом оттягивала от моего сектора всю приличную рыбу. К сожалению, никакие мои ухищрения с докормом и подачей насадки ситуацию не меняли – до конца тура у меня неактивно клевала всё та же мелкая плотва.

Взвешивание показало, что я занял 15-е место в своей зоне и только благодаря относительно удачному выступлению двух членов нашей команды, занявших высокие места в своих зонах, сборная России в итоговом протоколе переместилась на 14-е место.

А занявшие первые три места команды Франции, Англии и Бельгии смотрелись, как люди с другой планеты – их отрыв от остальных команд в турнирной таблице оказался просто неприличным.

Прошедший мировой чемпионат оставил смешанное чувство. С одной стороны получен опыт ловли сверхделикатной европейской рыбы на тонкие оснастки, с другой — с прикормкой мы так и не разобрались, а итоговое занятое место нельзя считать удовлетворительным. В общем, господа, поедете соревноваться в Бельгию – изучайте свойства голубиного помета. Он вам там обязательно понадобится. Без него там, как без рук.

Источник

Поделиться с друзьями
Подсекай
Adblock
detector